106.jpgОдной из главных черт, присущих христианству, является понимание ценности челове­ческой личности. Если в Ветхом Завете чаще всего говорится об отношениях между Богом и народом, то Евангелия на первое место выдвигают отношения между Богом и челове­ком, Богом и душой.

Проповедь Христа была обращена не к "массам", не к бесчисленному людскому муравейнику, а к личности. Все мы знаем, что в толпе люди часто оказываются во власти стадных инстинктов, следуют не веле­ниям своей души, а мнению большинства, даже если оно и не является столь праведным. Именно поэтому Христос придавал такое зна­чение отдельным человеческим судьбам, по­нимая, что в каждом человеке заключен целый мир, что каждый обладает бесконечной цен­ностью — не в силу своего богатства, религии или каких-то особых заслуг, а просто вследст­вие того, что каждый из нас — Человек.

Не случайно, что учение христианства, выраженное в Евангелиях, построено прежде всего на притчах, которые повествуют не о глобальных принципах мироздания или зако­нах человеческого общества, а на примере конкретных жизненных ситуаций обращаются к внутреннему "я" каждого человека. Совре­менники Христа в героях притч легко узнавали самих себя, и выраженное таким образом уче­ние помогало осознанию нравственности как личностного начала в каждом человеке; помо­гало почувствовать, что значимость отдельной человеческой жизни, помощь конкретному человеку превосходит слепое подчинение существующим традициям и законам.  В то время учителя часто пользовались рас­сказами, чтобы лучше передать свои мысли, и Христос был великим мастером использовать для этой цели повседневные происшествия. Притча о добром самарянине преподает нам несколько уроков. Она учит нас сочувствию, состраданию, уважению ко всем людям — вне зависимости от тех предубеждений, которые мы против них можем иметь. Главные же во­просы, поднимаемые в притче, — это понятие  о ближнем и понимание того, в чем заключа­ется истинная праведность.

После смерти царя Соломона в 926 г. до н.э. его царство было поделено надвое — одно на севере, другое на юге. Северное царство, которое получило название Израиль, в 722 г, до н.э. захватили и уничтожили ассирийцы. Значительная часть населения Израиля была выслана, и новые народы заселили их земли. В 587 г, до н.э. войска Вавилонской империи уничтожили Иерусалим, столицу Иудеи — южного царства, и многие Горожане были изгнаны. Народ, известный из Библии как самаряне, представлял собой смешанное потомство оставшихся иудеев и новых поселенцев.  Евреи времен Христа, как правило, презирали самарян за то, что те были смешанной крови, не молились в Иерусалимском храме и, при­знавая Моисея и Пятикнижие (первые пять книг Ветхого Завета), отрицали писания позд­нейших пророков. Самаряне, в свою очередь, считали себя прямыми потомками Авраама (прародителя еврейской нации). Взаимная ненависть часто выливалась в столкновения между самарянами и иудеями.

Притча о добром самарянине.

  • И вот, один законник встал и, искушая Его ( Иисуса ), сказал: Учитель, что мне делать, чтобы наследовать жизнь вечную? Он же ска­зал ему: в законе что написано? как читаешь? Он сказал в ответ: возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душею твоею, и всею крепостию твоею, и всем разумением тво­им, и ближнего твоего, как самого себя.  Иисус сказал ему: правильно ты отмечал; так поступай, и будешь жить. Но он, желая оправдать себя, сказал Иисусу: а кто мой ближний? На это сказал Иисус: некоторый че­ловек шел из Иерусалима в Иерихон и попался разбойникам, которые сняли с него одежду, из­ранили его и ушли, оставив его едва живым. Позже священник шел той дорогою и, увидев его, прошел мимо. Также и левит, был на том месте, подошел, посмот­рел и прошел ми­мо. Самарянин же  некто, проезжая   нашёл на него и, увидев его, сжа­лился и, подойдя, перевязал ему ра­ны, возливая масло и вино; и, посадив его на своего осла, привез его в гос­тиницу и позабо­тился о нем; а на другой день, отъез­жая, вынул два динария, дал содержателю гос­тиницы и сказал ему: позаботься о нем; и если издержишь что более, я, когда возвращусь, от­дам тебе. Кто из этих троих, думаешь ты, был ближ­ний попавшемуся разбойникам? Он сказал: оказавший ему милость. Тогда Иисус сказал ему: иди, и ты поступай так же "./Лука, 10:30-37.

Вопросы для обсуждения:

1. Что означает быть хорошим ближним?

2. Что, в соответствии с притчей о доб­ром самарянине. определяет правед­ность человека - вера в определен­ные доктрины, следование тем или иным традициям или поступки?

3. Как вы думаете, почему священник и левит не оказали помощь жертве?

4. Каким образом эта притча учит нас помогать незнакомым нам людям, любить своих врагов?

5. Что пришлось преодолеть самарянину, чтобы помочь раненому путешественнику из Иудеи?

6. Как вы думаете, что чувствовал путе­шественник по отношению к самарянам после этого случая?

Что определяет праведность человека?

Итак, давайте задумаемся над тем, что такое праведность. Возможной, кому-то из вас само это слово покажется старомодным и потому не слишком понятным. А с другой стороны, разные люди, очевидно, вкладывают разный смысл в это понятие. Для кого-то пра­ведность определяется прежде всего мировоз­зрением, системой убеждений человека. Так, на протяжении многих веков истории люди, придерживающиеся тех или иных религиозных воззрений, часто считали, что лишь предста­вителей их религии можно считать праведными, в то время как все остальное человечество пребывает в заблуждении, во мраке невежества и греха. То же самое порой происходило (и продолжает происходить) в отношении той или иной идеологии, принадлежности какой-то нации, классу или партии. В этом случае люди приходят к убеждению, что человека следует оценивать в соответствии с его при­надлежностью к правящей партии или соци­альной группе. В соответствии с этим всех людей делят как бы на несколько категорий, к каждой из которых применяются свои крите­рии, позволяющие во многих случаях обра­щаться с людьми, как с животными и даже  хуже. К сожалению, в истории практически любой страны встречаются примеры такого рода.

  • "Праведный — оправданный житием, правдивый на деле, безгрешный, во всем по за­кону Божьему поступающий". (Из словаря Вл. Даля.)

Но тогда каковы же критерии истинной праведности? Притча о добром самарянине помогает нам понять, что независимо от того, к какой национальности или религии ты при­надлежишь, чтобы "унаследовать жизнь веч­ную", то есть даже в глазах высшего бесприс­трастного суда оказаться праведным, необхо­димо быть нравственным и любящим челове­ком в своих поступках, в отношении к людям — любым людям, а не только тем, кто тебе близок или симпатичен. Наверное, первый шаг на этом пути — формирование более зрелого, нравственного мировоззрения. Однако останавливаться лишь на этом бессмысленно, ведь даже самые замечательные убеждения теряют свою цен­ность, если мы не воплощаем их в своей жиз­ни. Не случайно говорят, что вера без дел мертва. Убеждения должны проявлять себя в наших словах и поступках, а на еще более глу­боком уровне — определять наши побуждения и сам образ мыслей. При этом очень важно отдавать себе отчет в том, насколько наши убеждения универ­сальны, не получается ли так, что мы — сознательно или неосознанно — используем как бы двойной стандарт нравственности, оценивая окружающих людей. Одни критерии мы используем по отношению к узкому кругу близких людей (принадлежащих к той же на­циональности, возрасту, дворовой компании и т.п.), а другие — по отношению ко всему остальному человечеству (которое, впрочем, также может делиться на несколько катего­рий). При этом мы порой руководствуемся примерно следующей логикой: человек похож на меня, значит, он — хороший; если он со­вершил какой-то злой поступок, то это — про­сто случайная ошибка, которую можно понять и простить. Но если тот же самый поступок совершил "чужой", то тем самым он только лишний раз подтвердил присущее ему злое  начало. Порой один и тот же добрый посту­пок, совершенный двумя разными людьми, может оцениваться нами в одном случае — как проявление любви и сострадания, а в дру­гом — как хитрое лицемерие.

В незапамятные времена в одной дальней стране жил мудрец. Он обладал многими та­лантами, и жители той страны были увере­ны, что нет на земле человека величественнее его. (Впрочем, обитатели этого государства вообще считали, что их небеса — самые голу­бые, народ — самый счастливый, а правитель — самый мудрый и справедливый. А все, что происходило во внешнем мире, по их мнению, было лишь проявлением зла и невежества.) И вот правитель страны решил собрать в своем дворце величайших мудрецов мира и провести среди них соревнование, чтобы выяснить, кто же из них самый-самый. Долго длились состя­зания. Мудрецы излагали свои взгляды на уст­ройство мира, исцеляли больших, отвечали на каверзные вопросы. Наконец наступил послед­ний день. Правитель решил, что тот, кому удастся пройти по воде, как посуху, будет признан самым великим. Рано утром на мор­ском побережье собралась толпа народа. Пра­витель махнул рукой, и по этому знаку шесть претендентов ступили в воду. Двое — люби­мый всем народом мудрец и один из кудесни­ков, приехавший из дальней страны, — на глазах у изумленных зрителей плавно заскользили над водой. На другой день все газеты страны пестрели отчетами о происшедшем. Заголовки гласили: "Наш досточтимый Учитель  прошел по глади морской глади посуху, а его ничтожный соперник лишь доказал, что даже не умеет плавать."

Другая ошибка, которая подстерегает каж­дого из нас, заключается в том, что порой мы склонны судить окружающих нас людей, основываясь на том, как они относятся к нам. И тогда получается, что если в силу каких-то причин у нас не сложились отношения с кем-то из одноклассников, то мы начинаем ис­пытывать неприязнь к этому человеку, нам кажется, что он груб, эгоистичен, неряшлив, слишком вызывающе одевается... В общем, мы начинаем видеть в нем только плохое, хотя на самом деле проблема может заключаться в нас самих, а вовсе не в этом человеке.

Эгоист Витька.

"У нас в классе учится парень. Я всегда счи­тал его занудой и. выскочкой. Вечно он выпендривается перед девчонками, а как меня уви­дит, так и норовит выставить на посмеши­ще — то затеет какой-нибудь "умный" раз­говор, чтобы вес убедились, какой он. взрослый и начитанный, а я — просто невежда; то как бы невзначай на литературе во время обсуж­дения кого-нибудь из литературных персона­жей влезет с такими комментариями, что всем становится ясно, что единственное, чего он добивался, — это высмеять меня. В общем, натуральный жлоб. Я пытался не обращать на него внимания, но в душе всегда считал его законченным эгоистом и, как вы понимаете, особой симпатии к нему не питал. И тут как-то на днях совершенно случайно я узнал, что, оказывается, вот уже второй год Витя дважды в неделю ходит к учительнице, кото­рая учила нас в младших классах. И никто — никто! — об этом не знает. Мария Петровна как только нас выпустила, ушла на пенсию, а два года назад сломала ногу и теперь почти не может ходить. К тому же живет она совер­шенно одна. Так вот, этот Витька уже столь­ко бремени в одиночку таскает ей продукты, ходит с ней гулять.  Вначале это просто не укладывалось в моей голове. Я вдруг увидел в Витьке двух со­вершенно разных людей. Какой же он на самом деле? Что скрывать, меня бы не хватило на то, чтобы больше года ходить помогать учительнице. Почему же я всегда воспринимал его только как выскочку и эгоиста? Может, я тоже в чем-то был не прав? Раньше я старал­ся не думать о том, что в классе Витьку поче­му-то многие любит, но вдруг они видят в нем что-то, чего я до сих пор не замечал?"

Наверное, у многих из нас в жизни возни­кали такого рода ситуации, когда человек, к которому мы всегда относились определен­ным образом, вдруг представал перед нами в совершенно ином свете. Такие случаи помо­гают нам задуматься над более универсальны­ми критериями, определяющими праведность. Ведь в конце концов дело не в том, насколько хорошо или, наоборот, плохо тот или иной человек относится ко мне, а в том, как он  проявляет себя во всем многообразии отно­шений, насколько он искренен, бескорыстен, самоотвержен в своих поступках, насколько они направлены на благо других людей. Если уже сейчас, создавая свои отношения с людьми — приятелями, одноклассниками, вы сможете руководствоваться такими универсальными критериями, то вам удастся избежать многих проблем во взрослой жизни. Ведь многие конфликты, вплоть до мировых войн, начина­лись просто с того, что у определенной группы людей были искаженные представления о других людях, из которых создавался образ врага или низшей расы. Наверное, всем нам хотелось бы избежать подобных проблем, не так ли?

Золотое правило этики.

Анализ и обсуждение притчи о добром самаритянине позволяют нам также понять то, что стало неотъемлемой частью христианского этического учения.  Все люди стремятся к счастью; но так как каждый понимает счастье по-своему, он готов и счастье другого рассматривать "с собствен­ной колокольни". Вспомните, как часто мы свои желания и стремления навязываем дру­гим, думая, что этим делаем для них добро. К сожалению, этим нередко страдают и родители, учителя, взрослые вообще, когда стремятся сделать своих детей счастливыми, совершать добрые дела в их пользу. Взрослые нередко рассуждают: "Дети еще неопытные, не знают, где их счастье; поэтому для их же пользы необходимо принуждение".  Притча о добром самарянине учит нас, что критерием добра являются потребность и стремление помочь другим людям. Чтобы реа­лизовать этот критерий, необходимо научить­ся замечать, когда другие нуждаются в нашей помощи, почувствовать их боль и страдания, их ожидание помощи. Сожаление, сочувст­вие, сострадание — это важнейшие черты до­брого человека. Однако этого недостаточно. Необходимо научиться помогать, оказывать разумную помощь.

Л. Н. Толстой написал прекрасный рассказ о неумелой помощи. Подружились отшельник и медведь. Однажды отшельник заснул; его  стали кусать мухи. Медведь отгонял их, отго­нял, но все безуспешно. Рассердился медведь, схватил камень и ударил по мухе, сидящей на лбу отшельника. Муху он убил, но и лоб трес­нул. А всегда ли мы думаем, как воспринимает нашу помощь тот, кому мы помогаем, умеем ли мы отличать истинную помощь от ложной?   В притче рас­крывается беско­рыстие истинно добрых дел и пока­зывается, что имен­но в этом заключа­ется истинная пра­ведность. Самаритянин не думает о том, что за человек перед ним, и не рассуждает, какие выгоды он получит от оказываемой помощи. Наобо­рот, он бескорыст­но жертвует свои­ми материальными благами ради бла­гополучия совер­шенно незнакомого ему человека. Согласитесь, это намного труднее, чем помогать род­ному человеку, другу или просто знакомому  помогать, не ожидая никакого вознаграждения.  Конечно, в христианском учении подчер­кивается, что добрые дела вознаграждаются Богом. Однако смысл любого поступка опре­деляется его мотивами. Если кто-то совершает добрый поступок, побуждаемый только ожи­данием вознаграждения, вряд ли мы можем считать такого человека высоконравственным (хотя в глазах окружающих он таким и выгля­дит!). В свое время пионерам поручалось шефство над старыми людьми, которых они навещали, оказывая посильную помощь. Но бывало и так, что звено помогало только "своей" подшефной старушке, отказывая в помощи "чужой". Это — яркий пример иска­женного понимания сути добрых дел! Вы со­вершаете истинно доброе дело только тогда,  когда не можете поступить иначе, когда помо­гаете от чистого сердца.  В наше время нередко можно услышать: "Опять призывы жертвовать ради блага других, ради будущего! Надоело!" Да, чего-чего, а призывов к самопожертвованию в нашей стране было предостаточно; однако они редко когда воплощались.

Христианская этика предполагает, что человек, способный к истинному самопожертво­ванию, — это нравственный идеал, к которому мы все должны стремиться. Многие из таких людей приравниваются к святым. Однако нравственный идеал — это не просто красивые слова или абстрактное, недостижимое поня­тие. Это и есть та путеводная звезда, которая помогает нам ориентироваться в жизни.  Золотое правило этики ставит знак равенст­ва между "я" и "другие". Но мы прекрасно зна­ем, что в жизни равенство — довольно редки! случай. Иногда случается так, что своекорыстный человек думает только об удовлетворении  своих желаний, жертвуя при этом интересами  других людей. Это — самый низкий стандарт  человеческих взаимоотношений.  Существует и другой тип этики, предла­гающий любить себя больше, чем окружа­ющих. Такую этику следует отличать от обычного эгоизма, когда себя любишь в ущерб другому. В данном случае речь идет о праве человека заботиться о собственном благополучии, не нарушая норм, принятых обществом, заботиться в такой степени, чтобы не находиться в постоянной зависи­мости от окружающих. Следовательно, это этика "опоры на собственные силы", эти­ка нормального, полноценного члена об­щества. Суть дела, однако, заключается в том, что такой человек должен понять, что он способен на большее, что часть собст­венных сил он может без ущерба для себя отдать тем, кто нуждается в этом, кому повезло в жизни меньше, чем ему. Христианская этика отражает еще более высокую ступень развития отношений, предполагая, что каждый человек должен любить других больше, чем самого себя.  Добрые поступки отражают личность че­ловека. Путь добрых дел — это путь нравст­венного самосовершенствования, путь во­площения нашей истинной ценности. Лишь совершая добрые поступки и руководствуясь при этом бескорыстными стремлениями, мы становимся хорошими людьми. Конечно, вначале это может показаться очень сложным; может быть, иногда нам придется даже заставлять себя. Однако постепенно любовь к ближнему станет нашим естественным чув­ством. Совершая добрые дела безо всякого принуждения или корысти, мы ощутим ра­дость, почувствуем себя счастливыми. И нам захочется испытать это чувство опять и опять. Таким образом, деятельная любовь к ближнему станет постепенно чертой нашего характера.

                                                            -------------------------------------------------------------------------------------

                                                                            Осколки доброты.

Семья проводила выходной день на пляже. Дети купались в море и строили замки из песка. Вдруг вдалеке показалась маленькая старушка. Ее седые волосы развевались на ветру, одежда была грязной и порванной. Она что-то бормотала про себя, подби­рая с песка какие-то предметы и складывая их в сумку. Родители подозвали детей и велели им держаться подальше от старушки. Когда она проходила мимо, то и дело нагибаясь, чтобы что-то поднять, она улыбнулась семье, но никто не ответил ей на приветствие. Много  недель спустя они узнали, что маленькая старушка всю свою жизнь посвя­тила тому, чтобы подбирать с пляжей осколки стекла, которыми дети могли поре­зать себе ноги.

Сочувствие — это своего рода умение смотреть на мир глазами другого человека. Только тогда мы можем воспринимать радость других людей как свою радость, их боль как свою боль. Мы видим, что все мы взаимосвязаны. Нам есть что предложить другим людям, и мы можем многое воспринять от них. Такого рода тесная связь воз­никает не только между братьями и сестрами, родителями и детьми, друзьями и од­ноклассниками. Даже незнакомые люди, с которыми нас ничего не связывает, могут оказаться дорогими и близкими.

                                                            ----------------------------------------------------------------------------------------

 

 

 

 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Rambler's Top100

При использовании материалов сайта ссылка на источник обязательна.  

Все права защищены © Международная Федерация Образования  2010-2014