iCAX9N0B1Все мы отдаем себе отчет в том, что наши  отношения с родителями оставляют же­лать лучшего. Наверно, нелегко найти такого человека, который взялся бы утверждать, что он полностью доволен своими семейными отношениями. Или, может быть, кто-то готов сказать: родители всегда и во всем меня по­нимают, поддерживают, доверяют?

 Давайте задумаемся над тем, как часто в конфликтных ситуациях мы пытаемся встать на точку зрения противоположной стороны. Почему так часто мнение родителей не сов­падает с нашим собственным? Чем это вызва­но? И вообще, чем они живут? Что их беспо­коит? Почему они видят проблемы там, где нам все представляется безоблачным? Давайте представим себе собрание наших пап и мам. О чем, интересно, они говорят? Итак, дети глазами родителей:

- Не знаю, как в ваших семьях, а у нас дома за последние пару лет стали происхо­дить изменения, которые меня, ну прямо скажем, не радуют. Я чувствую, как посте­пенно между мной и дочерью растет отчужде­ние. По-моему, наши дети начинают уходить от нас и какой-то свой мир, со своими зако­нами. И нам дороги туда уже нет.

- Да, мой сын тоже совершенно замкнул­ся в своих интересах, похоже, считает нас сматерью неисправимо устаревшими. Конеч­но, это правда — когда мы учились в школе, у нас не было многих из тех предметов, кото­рые они сейчас изучают, и, по правде говоря, я просто не понимаю многого из того, что им сейчас задают. Но ведь это же не повод счи­тать себя умнее всех на свете и с нескрывае­мым пренебрежением относиться к нам. Так и чувствуешь, что за каждой оброненной фразой скрывается: "Ну, какой смысл с то­бой об этом разговаривать. Все равно ведь не поймешь, да и неинтересно тебе!"

- А вы знаете, я чувствую, что мы в этих проблемах тоже виноваты. Конечно, мы — люди другого поколения, и, наверное, в исто­рии всегда существовала проблема "отцов и детей". Но ведь, в конце концов, мы их стар­ше, опытнее, так давайте не просто жаловать­ся на них, а искать какие-то конструктивные выходы из сложившейся ситуации. Вот я по­мню, когда мне было пятнадцать лет, я тоже терпеть не могла слушать всякие нравоуче­ния, мне все время казалось что я сама уже взрослый человек и отлично смогу распоря­диться своей жизнью.

- Так что же вы предлагаете? Позволить им делать все, как они хотят? И наплевать на родителей, па родительский авторитет? Мы их кормим-поим, одеваем, и похоже, они еще долго собираются сидеть на нашей шее, но этого им мало! Видите ли, свободу им пода­вай! А кто же тогда, позвольте вас спросить, будет расхлебывать их ошибки? Нашкодить — это они всегда пожалуйста, а вот отвечать за свои поступки — так их днем с огнем не сыщешь!

- В том-то и дело, что они гордятся своей "взрослостью", ощущают себя взрослыми людьми, а в реальной жизни ведут себя как маленькие дети. Я думаю так: если ты хо­чешь, чтобы тебя уважали и доверяли, то будь добр, прежде заслужи это уважение.

- Постойте, постойте, я что-то не пони­маю. Кого мы здесь обсуждаем? Каких-то аб­страктных подростков или наших собствен­ных детей? Не знаю, как вы, а я прежде всего люблю свою дочь и пытаюсь ее понять, по­ставить себя на ее место. По-моему, любой человек достоин уважения уже просто пото­му, что он человек. Этого не надо как-то спе­циально зарабатывать. Конечно, вы правы, наши дети часто ведут себя высокомерно, не считаются с нашими советами, стремятся все сделать по-своему. Но ведь, согласитесь, в этом есть и доля нашей вины. Интересно, есть ли здесь хоть один человек, который мо­жет сказать, что он ни разу не оскорбил сво­их сына или дочь, пусть даже случайно? А если это все-таки произошло, многие ли из нас готовы это признать и попросить у наших де­тей прощения?

- Послушайте, но ведь нельзя же во всем просто потакать нашим детям! Вот возьмем моего сына. Уж как я только с ним ни разго­варивал. Ведь вроде бы неглупый парень, чи­тает много, а стоит только прийти в школу... Только в этом году меня уже трижды вызыва­ли: то уроки прогулял, то учительнице нагру­бил. Ну, хорошо, я могу поставить себя на его место: переходный возраст, желание са­моутвердиться, да и просто хорошая погода подталкивает прогулять пару уроков. В конце концов, мне тоже было когда-то пятнадцать лет. Но ведь нельзя же оправдать откровен­ное хамство по отношению к учителю. А по­том — мне кажется, что мой оболтус никогда не пытался представить себе, каково мне бы­вает на родительских собраниях и во время этих бесед с директрисой. Конечно, ему не­приятно выслушивать нравоучения. А мне? Получается, что за его поступки отвечать должен я? Уж если ты такой взрослый, то будь добр, сделай так, чтобы твоему отцу не приходилось каждый месяц выслушивать жа­лобы учителей.

- А у меня вроде бы и проблем особых с дочерью нет, но все равно как-то беспокой­но. Она так за последний год изменилась. Раньше была веселой, общительной, а теперь все время стремится к одиночеству. Только придет из  школы, и сразу - в свою комнату, закроется там, и уж о чем грустит-мечтает — только одному Богу извест­но. На вопросы отвечает рассеянно, как будто все проходит мимо ее внима­ния. Стала более сдержан­ной, замкнутой. Что-то с ней происходит, но что — не знаю. Не знаю, как вы­звать ее доверие. Ведь мы же родные люди, и я люб­лю ее. Откуда же такое от­чуждение?

- Вот и у нас дома тоже самое. Из огня да в полымя. Раньше я все сетовала, что сын такой резкий, агрессивный, чуть что не так ска­жешь — сразу взорвется, хлопнет дверью. Все стремился доказать свою правоту. Но теперь-то стало не лучше — он просто перестал об­ращать на нас внимание. Что бы я ему ни го­ворила, все утыкается в его безразличие. Просто как об стенку горох! Честное слово, никакого терпения не хватает! Ну, скажите, как на это можно реагировать? Вот и получа­ется, что каждую неделю у нас скандалы. Не могу же я допустить, чтобы сын совсем с на­ми не считался!

- Вы знаете, а мне кажется, что многие из наших проблем объясняются просто тем, чтот мы пытаемся всеми силами удержать свою власть над нашими взрослеющими детьми. Они это чувствуют, и у них возникает защит­ная реакция — грубость или безразличие. Но скандалами ситуацию к лучшему вряд ли из­менишь. Моя дочь тоже за последний год стала очень резкой и вспыльчивой, но я пы­таюсь меньше обращать на это внимание и больше показывать ей, что я отношусь к ней как к взрослому человеку, считаюсь с ее мне­нием. Я стала ей больше рассказывать о сво­их проблемах, а иногда и просить ее совета. И я вижу, что Ольге это помогает. А значит, и мне легче.

- А я двоих детей одна воспитываю. Рабо­таешь как вол, чтобы их одеть-прокормить; по дороге с работы — непременно час-другой в очереди, прибегаешь домой — и сразу гото­вить, убираться. Только к полуночи до крова­ти доберешься. Какое уж тут воспитание, ду­шевная чуткость... Иногда за день так набега­ешься, а придешь домой — дочь вместо того, чтобы хоть чем-нибудь помочь, сидит, слу­шает музыку. Увидит меня, состроит недо­вольную физиономию (мол, опять сейчас примется отчитывать) и скорее куда-нибудь убегает: "Мам, я пойду погуляю". А на кухне осталась гора немытой еще с утра посулы. Ну как тут не сорваться? Неужели она не видит, как мне тяжело? Ведь девочка же, сама буду­щая хозяйка. Так мне больно становится и одиноко. Кто же меня поймет, если не она? Убежит моя Лена, а я сяду на кухне и реву...

- А по-моему, все закономерно. Просто дети уже выросли, и теперь у них — своя жизнь. Я, например, свою дочь особо не опе­каю. И проблем у нас нет. У нее свои интере­сы, у меня свои. Да и вообще, я не понимаю, неужели дети — это единственный смысл на­шей жизни? Не знаю, как вы, а я еще не ощущаю себя старухой.

- Ну, хотим мы этого или нет, а нам еще долго придется детей на себе везти! Вот в на­шей семье все проблемы сейчас крутятся вок­руг денег. Казалось бы, мой сын уже взрос­лый мужик, на 5 сантиметров меня перерос, а по-прежнему считает, что мы с матерью обя­заны исполнять все его прихоти. И ведь речь идет не просто об одежде. Видите ли, куртку, которую мы ему только   недавно ку­пили, он уже носить не хочет — вышла из моды.  А карманные деньги! Ну скажите, сколько 15-летнему человеку нужно карманных де­нег? По-моему, они уже достаточно взрос­лые, чтобы подобные проблемы решать само­стоятельно, а не бегать чуть что к папе с ма­мой. Нужны деньги? — Заработай! Благо сей­час возможностей для этого более чем доста­точно.

- Да, конечно, вы правы. Не хватает на­шим детям самостоятельности. Но, знаете, самостоятельный заработок — это тоже не выход. Вот мой Алешка недавно стал ходить подрабатывать. Казалось бы, мне надо радоваться, а у меня толь­ко прибавилось тревог. Во-первых, каждый вечер мне представляются разные ужасы: будто на него кто-то напал, отнял деньги или избил. Раньше десяти он теперь домой не приходит, а раз вернулся с подбитым глазом. Что случилось? — Молчит. И потом, он те­перь стал ощущать себя таким взрослым "фи­нансово самостоятельным" человеком, что родители для него и вовсе превратились в пу­стое место. Неделю назад я у него в сумке увидела пачку сигарет: "Ты что, куришь?" — "Ну, мам, я ведь уже не ребенок!" А тут на днях возвращаюсь с работы, вижу, он идет с какой-то девицей: юбка — короче некуда, вся раскрашена. Конечно, теперь-то он стал завидный кава­лер: и шоколад купить, и в кафе-кино сво­дить. Вот только не понимает мой дурачок, что таким девочкам нужен не он сам, а воз­можность "красиво пожить". Но попробуй только ему об этом заикнись! — "Я взрослый человек и как-нибудь сам разберусь, с кем мне гулять".

- И не говорите. Уж этой темы лучше и вовсе не касаться. Вот моя Лена, похоже, те­перь только и перепархивает из одного рома­на в другой. С одной стороны, мне, конечно, приятно, что на нее заглядываются мальчики, что она пользуется популярностью. Но не
слишком ли рано? Уж если сейчас она с та­кой легкостью относится к своим увлечени­ям, то что же будет через 3-4 года? И как она собирается строить отношения в своей буду­щей семье, со своим мужем? Но едва я толь­ко заведу с дочерью об этом разговор, она
сразу норовит от него уйти: "Ну, мама, пой­ми, ведь жизнь сейчас изменилась. Ты что, хочешь, чтобы я была "синим чулком"? И во­обще, о семье мне думать еще рано. Вот будет мне лет 25, тогда, может быть..." Ну какие мне найти слова, чтобы объяснить ей, что в 25 может оказаться уже слишком поздно что-то менять в своем отношении к жизни?

- А у меня обратные проблемы. Мой сын - в его-то 15 лет — по-настоящему влюбил­ся, в дочку наших знакомых. И Катя для него теперь стала единственным смыслом жизни. Если бы вы знали, как я боюсь за него. Ведь для него это самая настоящая любовь. И, конечно, ему кажется, что такого чувства нико­гда ни у кого не было. И никто не может его понять. А Катя — милая, спокойная девочка. Она хорошо к Игорю относится, но не более того. И это становится дополнительным по­водом для мучений. И вот страдает мой сын от своей неразде­ленной любви и от одиночества. Я-то чувст­вую, как ему плохо и одиноко, как ему нужна поддержка, но поговорить об этом у нас с ним не получается. Он так хранит свою тай­ну, что боится кого-нибудь к себе подпус­тить. Неужели он думает, что я его не пойму? Ведь мне тоже было пятнадцать, и я была влюблена в мальчика из параллельного клас­са, а он даже не подозревал об этом. И я страдала точно так же, как мой сын, это были самые настоящие, глубокие страдания. Если бы в этот момент рядом со мной оказался взрослый мудрый человек, насколько бы про­ще все могло быть! И как мне хочется стать таким человеком для сына! Чтобы по мень­шей мере он чувствовал, что рядом с ним есть люди, которые по-настоящему его лю­бят, чтобы не сложилось у него этого комп­лекса отверженности.

- А моя дочь не так давно влюбилась, и ее избранник тоже к ней не­равнодушен. Но, честно го­воря, меня это еще больше тревожит. Ведь им обоим только по пятнадцать лет! Конечно, я понимаю, пер­вая любовь. Но не рано ли? Моя Ирина вместе со своим Сережей теперь замкнулись друг на друге. Ничего боль­ше для них не существует — ни книг, ни театра, ни дру­гих людей. Они живут толь­ко собой, своими проблема­ми. Если в начале своей влюбленности Ира вся про­сто светилась от радости, то теперь, наоборот, уже про­сто измучена охватившими ее чувствами, с которыми она не в силах совладать. Ведь наши дети еще не понимают, что любовь — это не просто замечательное и легкое чувство влюбленности, а нечто гораздо более серьез­ное и могущественное. Но моя Ира воспри­нимает все мои попытки поговорить с ней на эту тему просто как очередное родительское занудство. Как же уберечь ее от ошибок? Ведь я уже не могу просто запрещать ей что-то делать. Запретный плод, как известно, сла­док. Но с каждым днем мне становится все тревожнее. И она, и ее мальчик еще слишком юны, чтобы научиться управлять своими чув­ствами. Видят ли они, что есть грань, кото­рую нельзя переступать в 15 лет?

                                                                                 ---------------------------------------------

Эта беседа могла бы продолжаться до бес­конечности. Потому что нет таких родителей, которые не тревожились бы за своих детей, которые не страдали бы от непонимания и отчужденности, возникающих в семейных от­ношениях. Сколько семей, столько и проб­лем. В чем-то они похожи, в чем-то отлича­ются. Объединяет же нас всех — и родителей, и детей — одно: все мы хотим быть счастли­вы. Все мы хотим, чтобы нас любили и пони­мали. Наверное, этот разговор затронул только некоторые из тех проблем, с которыми Вы можете столкнуться в отношениях со своими домашними. Но мы надеемся, что он помо­жет Вам по-новому взглянуть на тех людей, с которыми Вы живете, почувствовать их тре­воги и печали, увидеть, что при всех своих недостатках (а у кого их нет?) они хотят Вам добра, любят Вас. Когда Вам плохо, они тоже страдают, хотят помочь Вам. И — может быть никак этого внешне не проявляя — надеются на Ваше понимание, помощь и поддержку. Итак, давайте попытаемся понять этот мир взрослых. Ведь пройдет всего только не­сколько лет, и Вы тоже станете взрослым че­ловеком, а потом и у Вас появятся свои се­мьи, дети — и перед Вами тоже встанут проб­лемы "отцов и детей". И Вы будете искать пути к сердцам своих детей... Давайте попробуем помнить об этом. Мо­жет, тогда нам будет легче понять наших учи­телей и родителей?

Для вашего дневника

Вспомните какую-нибудь конфликтную ситуацию, произошедшую в Вашей семье, и опишите ее вначале со своей точки зрения, изложив при этом не только суть конфлик­та, но и то, что Вы при этом чувствовали. Затем опишите ту же ситуацию с точки зрения противоположной стороны (например, Ваших родителей). Постарайтесь пред­ставить себе, что они при этом чувствовали, чем объяснялись их реплики и поступки. Затем предложите возможный выход из этой конфликтной ситуации, яри котором обе стороны не чувствовали бы себя обиженными и оскорбленными.

                                                                     -----------------------------------------------------------------------------

 


 

 
Rambler's Top100

При использовании материалов сайта ссылка на источник обязательна.  

Все права защищены © Международная Федерация Образования  2010-2014