iCAP6XVQ1  Как-то у одной любящей пары после долгих лет ожидания родилась очарователь­ная дочь, которую они назвали Шим Чанг. К сожалению, счастье семьи вскоре омрачи­лось, потому что мать Шим Чанг, измученная родами, умерла, когда ребенок был еще сов­сем маленьким.

Совсем плохо было то, что отец девочки был слеп, и ему приходилось каждый день просить подаяния на еду для себя и для ма­ленькой дочери. Но все соседи помогали им, и девочка выросла красивой и преданной до­черью. Как только она немного подросла, Шим Чанг начала работать в деревне, чтобы ее отец мог оставаться дома. Ее забота об от­це, ласковый характер и неизменные искрен­ние улыбки завоевали ей уважение по всей округе. Однажды к ним пришла неожиданная гос­тья, богатая женщина из соседнего города. "Шим Чанг, — сказала она, — почему бы те­бе не поработать у меня несколько месяцев? Я буду обращаться с тобой как с собственной дочерью, а твой отец ни в чем не будет испы­тывать нужды. Если ты хочешь, я могу удоче­рить тебя". На последнее условие Шим Чанг не согласилась, но ее отец был очень обрадо­ван, что дочери удастся хоть что-то увидеть в жизни. "Отправляйся, — просил он ее, — со мной будет все в порядке". Но когда она уш­ла, он начал проливать горькие слезы: "Ка­кой я несчастный отец, что мне пришлось от­пустить дочь работать вдали от дома! Если бы я только мог видеть, я бы нашел работу и за­ботился о ней, как положено отцу!" Шли дни, и его горечь и печаль становились все сильнее, пока как-то утром он в от­чаянии не выбежал из дома, не думая, куда направляется. Неожиданно раздался всплеск, и он упал в реку. "Помогите, я не умею пла­вать", — закричал он. Но даже не успев за­хлебнуться, он почувствовал, как сильные ру­ки обхватили его за плечи. Его спаситель оказался монахом, и старик рассказал ему свою печальную историю. "Понимаю, — сказал монах. — Я буду мо­литься за тебя Будде. И если ты пожертвуешь триста мешков риса, то, может быть, прозреешь". Не думая о том, как он сможет распла­титься, ошарашенный старик дал монаху обе­щание, и тот сурово кивнул в ответ. Но как только старик пришел домой, до него дошел весь ужас допущенной ошибки. "Какой же я дурак, — думал он. — Обещать небесам то, что я не могу выполнить". Когда Шим Чанг вернулась домой, он между рыда­ниями поведал ей о том, что с ним случилось.

"Не печалься, отец, — сказала она, хотя на самом деле тоже была глубоко обеспокоена. — Мы что-нибудь придумаем". Когда отец успокоился, она пошла в деревню, чтобы по­думать. Ноги сами привели ее в гавань, где она увидела причаливший корабль. Матросы спорили с деревенскими женщинами. Про­тиснувшись вперед, Шим Чанг узнала, что матросы отправляются в дальнее плавание, чтобы увидеть императора. Чтобы не погиб­нуть во время шторма, они должны будут принести в жертву морскому царю деву. Отцу этой девушки они готовы заплатить триста мешков риса.

"Уходите! — говорили деревенские жен­щины. — Нам не нужны деньги за гибель на­ших детей". Как же они были поражены, ко­гда Шим Чанг спокойно вышла вперед и ска­зала, что готова отправиться в путь с моряка­ми! Сделка была заключена, и она пошла до­мой, чтобы рассказать отцу, что она нашла деньги для выполнения его обета. Печально говорить об этом, но старик был так рад за себя, что даже не спросил, откуда взялись деньги, думая, что дочь, вероятно, одолжила их у своей благодетельницы. Только перед самым уходом Шим Чанг расплакалась и рас­сказала отцу об ужасной сделке.

"Какой же я дурак! — застонал он. — Что хорошего будет, если я обрету зрение, но не смогу видеть мою дочь?" Но было слишком поздно раскаиваться. Как только наступил прилив, Шим Чанг уплыла на корабле. Мат­росы были тронуты ее красотой. Они надея­лись, что шторма не будет, и им удастся со­хранить ей жизнь. Но вскоре налетел ужас­ный ветер, и они поняли, что пришла пора принести печальную жертву. "Не печальтесь, сказала Шим Чанг, — я сама выбрала этот путь, а вы спасете свои жизни и вернетесь к своим женам и детям". Со слезами на глазах они связали ей ноги и руки и бросили в вол­ны, которые тотчас же сомкнулись над ней.

Шим Чанг сразу же привели к Морскому царю в его подводный дворец. Тронутый ее дочерней преданностью и красотой, царь сжалился над ней и пригласил ее жить вместе с ним под водой. Те несколько дней, что она провела во дворце Морского царя, казались радостными и беззаботными. Да и солнце светило намного ярче сквозь волны над голо­вой. Но вскоре Шим Чанг пришла к царю и взмолилась: "Благородный царь! Позволь мне вернуться на землю живущих! Мне не хватает моего бедного отца, и я беспокоюсь за него". Хотя ему и не хотелось отпускать ее, Мор­ской царь чувствовал, что должен выполнить просьбу такой верной дочери. Когда Шим Чанг спала, он приказал перенести ее в ги­гантский цветок лотоса и отпустить, чтобы течение вынесло цветок на поверхность моря. На следующее утро рыбаки из соседней страны увидели плывущий по воде золотой цветок. "Давайте принесем его королю, — подумали они. — Он щедро вознаградит нас". Так цветок лотоса был принесен королю, ко­торый приказал его открыть. Каково же было его изумление, когда из цветка вышла самая красивая девушка, которую он когда-нибудь видел! Это была любовь с первого взгляда, и после пышной церемонии они поженились. Шим Чанг была очень счастлива со своим мужем, который был добрым человеком. Она сразу же послала за отцом в деревню, но его нигде не могли найти. Опозоренный и от­вергнутый односельчанами, он забрал свой посох и чашку для подаяний и исчез. Шим Чанг часто думала о своем отце и плакала о нем в одиночестве. И вот, наконец, она придумала, как найти отца. "Давай уст­роим пир на три дня, — предложила она му­жу, — и пригласим на него слепых со всей страны!" Она была уверена, что это приведет отца во дворец. Однако прошли первый и второй день пи­ра, но отец так и не пришел. Хотя сотни сле­пых устремились во дворец, она тщетно иска­ла среди них отца. То же было и на третий день, и она уже совсем было отчаялась, как вдруг послышался знакомый стук отцовского посоха за углом. Его лохмотья были хуже, чем у других нищих, и спина сгорбилась от стыда за то, как он потерял свою дочь. Вна-' чале он решил, что недостоин царского пира, но пустой желудок все-таки заставил его пре­одолеть угрызения совести.

"Отец!" — закричала Шим Чанг, но он от­шатнулся от нее. "Кто ты? — его голос задрожал. — Призрак или ведьма? Моя Шим Чанг мертва, она покоится на дне океана, куда я послал ее по своей глупости". Нескоро он смог поверить, что его дочь жива. "Небе­са спасли меня, — заплакала она, — потому что я любила тебя". Она поцеловала его, и в этот момент его глаза открылись. Дочь, кото­рую отец и не думал когда-нибудь увидеть, стояла перед ним во всем великолепии своей красоты.

                                                                     --------------------------------------------------------------------------------

 

 

 


 

 

 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Rambler's Top100

При использовании материалов сайта ссылка на источник обязательна.  

Все права защищены © Международная Федерация Образования  2010-2014