Печать
Просмотров: 1086

 

345Давайте  задумаемся над тем, что такое целомудрие. Традиционно под целомудрием понимают воздержание от сексуальных связей, однако это понятие включает в себя также сохранение чистоты помыслов, слов и поступков, сохранение неприкосновенности своей души и сердца для той единственной любви, которая должна воплотиться в супружеских отношениях. Помимо избежания отрицательных последствий ранних сексуальных связей, целомудрие (если мы примем такое более широкое его понимание) обладает рядом существенных преимуществ.

Ваш характер сможет свободно развиваться на пути достижения зрелости

Молодые люди часто тратят очень много времени на то, чтобы выглядеть сексуально привлекательными. Однако если Вы решите избрать путь целомудрия до брака, то тем самым Вы сможете посвятить свою энергию и время развитию своей личности. У Вас не будет необходимости подлаживаться под чьи-то нормы поведения, Вы сможете проводить время, развивая свои творческие способности, навыки, таланты, интересы, готовясь к своей будущей карьере. Сохраняя секс для брака, Вы сможете свободно выбирать свои интересы, хобби, совершать дальние поездки, проводить каникулы так, как Вам захочется. На все это у Вас уже не будет времени в будущем.

Вы сможете развивать дружеские отношения с широким кругом людей

Вы можете завязывать дружеские связи с различными людьми, учиться ценить дружбу, не испытывая сексуального давления. Часто юноши и девушки боятся развивать дружеские отношения просто из опасения быть неверно понятыми. С другой стороны, даже очень прочная дружба может разрушиться из-за того, что двое зашли слишком далеко и вступили в сексуальную связь. Если же Вы примете решение сохранять целомудрие до брака, то все Ваши друзья смогут оставаться Вашими друзьями, потому что Вы провели четкую границу между дружбой и любовными отношениями.

Вы сможете доверять себе и своему будущему супругу

Научившись умению управлять собой перед вступлением в брак, Вы сможете доверять себе в том, что и в браке не нарушите верности своему супругу. Если же Вы обладаете опытом связей до брака, то чувство вины и недоверие к себе легко смогут нарушить счастье Вашего супружества. Точно так же, если Вы будете знать, что Ваш супруг не мог (или не считал нужным) контролировать свои сексуальные влечения до брака, Вам будет непросто полностью доверять ему. (Конечно, это верно не только в отношении мужей, но и жен.)

Основой Вашего брака сможет стать глубокое, неповторимое чувство

Глубина Вашей первой любви неизмерима — она наполняет каждую клеточку Вашего тела. Вы вступаете ,в пору первой любви, будучи наполненными надеждами и ожиданиями. Вы чувствуете, что это должно длиться вечно. Если Ваше первое чувство кончится разрывом, это неминуемо приведет к страданиям, а вторая любовь будет уже не такой захватывающей, как первая. Однако, если Ваше первое чувство будет скреплено узами брака, Ваш брак будет гораздо более неповторимым и волнующим, чем если бы Вы пришли к нему с сердцем, замороженным и покрытым шрамами от предыдущих ран и обид.

Вас не будут сравнивать с предыдущими любовными связями

Опыт предыдущих связей не так легко забыть, даже если Вы уже состоите в браке. Вот что говорил по этому поводу один молодой человек: "До того, как я женился, у меня было много подружек. И теперь их лица и тела все время стоят у меня перед глазами. Иногда это становится так ужасно — я просто не знаю, с кем я сплю". Если же Вы и Ваш будущий супруг или супруга вступите в брак целомудренными, Вы никогда не будете страдать от сравнения Вашей нынешней семейной жизни с опытом предыдущих связей. Наверное, нет ничего более разрушительного для чувства собственного достоинства, чем когда Вам говорят, что Вы не так хороши, как кто-то другой. Когда же Вам не с кем сравнивать своего партнера, вы можете более легко принять друг друга такими, как Вы есть.

Вы сможете уважать своего супруга, относиться к нему с истинной любовью

Истинная любовь означает жизнь во благо другого человека. В семейной жизни это означает, что муж думает о том, что принесет наибольшее благо его жене, а жена в первую очередь заботится о своем муже. Они живут для того, чтобы приносить радость друг другу. Ваша способность контролировать свою сексуальность во имя своего супруга показывает Ваше уважение и любовь, которые, он или она будут ценить превыше всего.

77Для вашего дневника.

Насколько ясно Вы представляете себе свои планы, скажем, на ближайшие 10 лет? Подумайте, чего Вы хотели бы достичь ? Начните с того, что запишите, сколько Вам к тому времени будет лет. Каковы Ваши планы в сфере образования? Работы ? Думаете ли Вы о путешествиях? Если Вы вступите в раннюю связь до брака, какое это окажет влияние на выполнение Ваших планов?

Какие Вы можете составить себе планы на ближайшее будущее, чтобы избежать ситуаций, которые могли бы помешать осуществлению Ваших более долгосрочных планов?

Рассмотрите мотивы сохранения целомудрия до вступления в брак. Какие из них представляются Вам наиболее вескими? Если ни одна из причин не кажется Вам убедительной, объясните, почему.

Рассказ Ольги

С тех пор прошло почти два года. Боль уже притупилась. Но почти каждый день я думаю о том, что тогда случилось. Когда мы с Игорем познакомились, я училась в девятом классе. Я была ужасно несчастной и закомплексованной. Моя сестра Ирина вышла замуж и переехала к своему мужу, так что я осталась с родителями одна. Родители никогда особо между собой не ладили, а теперь только и делали, что ссорились. Мне казалось, что наша семья разваливается. Когда вся школа готовилась к новому году, я предложила свою помощь в постановке пьесы в школьном театре. Там я и встретила Игоря. Он учился в десятом классе и с прошлого года был режиссером нашей студии. У него было очень привлекательное, мужественное лицо. Игорь прекрасно умел объяснить мне, что следует делать. Всегда, когда он обращался ко мне, я чувствовала его теплоту и внимательность. Однажды у меня было отвратительное настроение. Я только что поругалась с Наташкой, своей лучшей подругой. Мне хотелось побыть одной, и я вышла на школьный двор. Мимо шел Игорь.

"Ольга, ты? Что случилось? Ты что, плачешь?" Он подошел ко мне поближе.

Я была так тронута, что кому-то есть до меня дело, что и вправду начала плакать. Я не могла рассказать ему про Наташку — это звучало бы ужасно глупо, и я просто сказала, что у меня неприятности дома. Мы разговаривали, пока не зазвонил звонок. Он позвал меня пойти с ним в субботу в кино. Знаете, как бывает, когда чувствуешь, что это судьба? Мы сблизились с Игорем как раз тогда, когда мне больше всего на свете не хватало друга. И Игорь стал для меня таким человеком. Мы говорили с ним о самом сокровенном. Он сказал мне, что его родители тоже не ладят между собой, и он из-за этого чувствует себя виноватым. Игорь говорил мне, как для него важен театр и как он хочет после школы пробовать поступать в театральный, на отделение режиссуры. Он все это продумал. Я гордилась им. Где-то за месяц до начала летних каникул Игорь подошел ко мне и сказал, что его отцу предложили работу за границей, и вся их семья собирается на два года уехать в Штаты. Я была потрясена и расплакалась. Я обняла его и крепко стиснула, мне было очень плохо. Я знала, что если он уедет, между нами все будет кончено. Я вдруг почувствовала, что все эти месяцы жила во сне, но скоро проснусь.

После уроков мы долго гуляли в парке, никак не могли наговориться. Мне было так тоскливо! Потом Игорь пошел меня провожать. Когда мы наконец добрели до нашего дома, оказалось, что родителей нет. На двери висела записка, что они ушли в гости и вернутся не раньше одиннадцати. То, что случилось, не должно было случиться никогда. И несмотря на всю горечь и обиду, которые до сих пор переполняют меня, я не могу во всем винить Игоря. Он никогда ни к чему меня не принуждал. Но тут я чувствовала себя отчаянной, что ли. Безрассудной. Я знала, что теряю его и должна что-то сделать, чтобы его удержать, чтобы сделать наши отношения более прочными. Я решила, что терять мне нечего. Но я ошиблась, как же я ошиблась! После этого между нами все изменилось. Мы уже не могли так легко разговаривать. Как будто оба знали, что сделали что-то опасное, стыдное, и не хотели говорить об этом. Но мы продолжали встречаться, чаще всего у меня дома, как будто этим мы могли что-то поправить. Конечно, я знала, что так можно забеременеть, но не думала, что это случится со мной. В конце концов, не так часто мы этим занимались. Мне казалось, что все обойдется. Наступил последний день занятий в школе. После завтрака, когда я одевалась, - все вдруг закружилось у меня перед глазами. Я побежала в ванную, и меня стошнило. Вы не можете себе представить мое отчаяние! Я знала, что утренняя тошнота — один из признаков беременности. Когда после уроков мы шли домой и Игорь обнял меня, я сказала: "Нет, я больше не хочу. Нам это не нужно. Только все портит".

- Ладно, — сказал он. — Ты права.

"Теперь я буду благоразумной, и, может, судьба сжалится надо мной. В конце концов, не исключено, что все это мне только померещилось", — подумала я.

346Но меня стало тошнить каждое утро. Я испугалась, а поговорить было не с кем. Игорь с родителями на две недели уехал к родственникам. Я стала ждать месячных. Они не наступили. Я ходила по дому, как зомби. Родители ничего не замечали. У них было слишком много своих проблем. Это было так страшно — остаться в абсолютном одиночестве. Я просто не могла ни с кем об этом поговорить. А тут еще Наташкины родители купили путевки в отличный дом отдыха на Черном море и предложили взять меня с собой. Раньше я так мечтала об этом, но теперь... Уехать на целый месяц! А что потом? Ведь мои проблемы сами собой не разрешатся. Три недели мы плавали, загорали, и я пыталась вести себя как ни в чем не бывало. Но по утрам меня по-прежнему часто мутило. В конце концов — за два дня до отъезда — я не выдержала и рассказала все Наталье.

- Ольга, тебе надо сходить к врачу, — сказала она.

- Не могу. Не могу и все. — Я была слишком измучена.

Когда мы вернулись в Москву, Наташка вычитала в газете про какую-то платную консультацию: лечение бесплодия, прерывание беременности и все такое. На следующий день мы туда отправились. Конечно, результат оказался положительным. "Беременность, одиннадцать недель", — я продолжала теребить в руках справку. Я сразу позвонила Игорю и все ему рассказала. Он уже давно вернулся в Москву, и теперь они паковали чемоданы, чтобы уезжать в Штаты. У них уже были билеты на конец сентября. Игорь вел себя так, как будто ничего ужаснее в жизни не бывает. Я, конечно, не думала, что он будет в восторге, но он так разозлился, как будто я это устроила нарочно.

- А ты не можешь от него избавиться? — спросил он.

- Избавиться? — Он говорил так, будто наш ребенок — это какая-нибудь крыса. Я пришла в ужас. Я увидела моего возлюбленного совсем с другой стороны. Он перепугался насмерть.

- Мне нужно время подумать, — это единственное, что он смог из себя выдавить.
Уже была середина августа — оставалось две недели до нового учебного года. Впрочем, ничего придумать Игорь все равно не смог. И началось самое страшное. Мы поняли, что самим нам из этой истории не выпутаться. Пришлось рассказать обо всем родителям, в первую очередь моим. У матери чуть инфаркт не случился. То она на меня орала: "Как ты могла?", то обнимала и твердила, что все будет в порядке. Отец весь покраснел. Честное слово, он заплакал. В жизни не видела, чтобы он плакал. Меня это потрясло. Общение с родителями Игоря оказалось еще более унизительным. Мы собрались вшестером, чтобы все обсудить. Говорили в основном его родители.

- Мы готовы оплатить аборт, — сразу сказала его мать.

Все это время Игорь сидел с пристыженным видом и не говорил ни слова. В школе он казался таким сильным — как же, мой защитник. А тут — просто маленький мальчик, который но всем соглашается с родителями, чтобы только найти самый безопасный выход. Хуже всех меня оскорбил отец Игоря.

- Конечно, — сказал он, — нет никакой уверенности, что это ребенок нашего сына.

Я все время старалась сохранять спокойствие, но тут я взорвалась. Прямо истерику закатила. Никогда, никогда у меня не было никого, кроме Игоря, и он это знал. Тут Игорь сказал отцу какую-то гадость, подошел и обнял меня. Но было поздно. Родители забрали меня, и мы поехали домой. Я плакала всю дорогу. Я говорила, что все это несправедливо, что я не заслужила такого положения и такого отношения к себе. Мама обняла меня. В первый раз с тех пор, как я забеременела, я почувствовала ее любовь и сочувствие. Она сказала, что я права, что жизнь вообще во многом несправедлива к женщинам. Она сказала, что я не сделала ничего непростительного.

- Но, — сказала она, — когда вы молоды, секс не улучшает отношений (это точно, — подумала я), а последствия могут быть катастрофическими. Поэтому лучше сначала выйти замуж и планировать свои отношения, а не просто пускать на самотек. Теперь же нам нужно думать о жизни будущего ребенка и принять еще много трудных решений. Я не могла понять, почему мама никогда не говорила со мной об этом раньше. Впрочем, я бы все равно ее не послушала. Люди всегда говорят: "Девушка должна быть осторожной" и "Это женщина рожает детей", но все это было для меня пустым звуком. Теперь-то я поняла, что это правда! Когда я увидела Игоря вместе с его родителями, я поняла, что ребенок будет его проблемой, только если он сам этого захочет. У меня же возможности выбора не было. Я была единственным человеком в мире, имеющим отношение к этому ребенку. От этого мне было очень одиноко.

Когда мы вернулись домой, мама пришла в мою комнату.

- Оля, я должна тебе кое-что сказать, — сказала она. — У нас с папой действительно нет денег, чтобы растить еще одного ребенка. К тому же мы можем развестись — и тогда денег будет еще меньше. Так что, если ты оставишь ребенка, тебе придется бросить школу и идти работать. Я бы все отдала, чтобы ты окончила школу, поступила в институт. Я от всего сердца желаю тебе этого. Но с ребенком ничего не выйдет. Конечно, если ты решишь оставить его, я буду тебе помогать. Только на многое сейчас рассчитывать не приходится.

Ночью я долго плакала, потом понемногу перестала. Лежа без сна, я кое о чем подумала. Я поняла, что в каком-то смысле я стала спать с Игорем, чтобы удержать его. Но из этого ничего не вышло; собственно, он мне даже перестал нравиться. Но в результате появился этот ребенок. И какое теперь я имею право вешать его на шею моих родителей? Ведь очевидно, что сама я не справлюсь со всеми заботами о нем. Уж если я считала, что мне и самой не хватает родительского внимания, зачем подсовывать им еще одного ребенка, которому нужно гораздо больше? А потом... Всего несколько дней осталось до первого сентября. Мне еще два года учиться в школе. Но как я могу там появиться? Еще месяц, и мою беременность уже не удастся скрыть. Представляю, какие начнутся сплетни — как, да где, да с кем. И ведь ни-ко-го не будет рядом! Игорь к тому времени уже будет сидеть в своем Нью-Йорке, а я останусь совсем одна. Но что же делать? Неужели все-таки аборт?

Утром мама подошла ко мне и спросила, что я решила. Я расплакалась.

- Ведь ты сама понимаешь, мы не смогли бы стать для ребенка полноценной семьей. Не говоря уже о том, что на Игоря тебе и вовсе рассчитывать не приходится. Пока еще не совсем поздно, необходимо решиться на аборт. Через неделю все было кончено.

347Игорь пару раз заходил до того, как они уехали. Он пытался вести себя мило, но было ясно, что он приходит, потому что чувствует себя виноватым, а не потому что ему есть до меня дело. Он не стал бороться за нас, когда мог, он нырнул в кусты, и я не могла его простить. Отношения у нас так испортились, что он перестал приходить. И я даже не пошла их провожать. Начался учебный год. Я продолжала ходить в школу. Никто ни о чем не догадывался, только Наташка знала о том, что со мной произошло этим летом. Но я чувствовала разницу между собой и своими одноклассниками. Девчонки думали, что я страдаю из-за отъезда Игоря, несколько раз подходили, пытаясь меня утешить. Если бы только они знали, что на самом деле творится у меня на душе! Когда я слушала разговоры подружек о том, кто с кем гуляет, кто купил какие тряпки и какие вышли пластинки, мне казалось, что все это глупости и мелочи. Я чувствовала себя чужой, преждевременно постаревшей. Я перестала встречаться с парнями. Сначала мне не очень хотелось. У меня было слишком много печальных воспоминаний, которые нельзя было отбросить. И я никогда не знала, что другие думают обо мне. Иногда я начинала встречаться с кем-нибудь, и вдруг он переставал звонить. Может, они догадывались о моем прошлом? А еще мне стали сниться сны. Все время об одном и том же — о моей дочери. Я почему-то уверена, что это была бы девочка. Если бы она родилась, сейчас ей исполнилось бы полтора года. Ночью она приходит ко мне, улыбается, протягивает ручки. Мы играем, я учу ее говорить "мама". А утром просыпаюсь одна в пустой комнате, утыкаюсь в подушку и реву. Я каждый день думаю о ней, но уже слишком поздно. Ничего не исправишь. Иногда я захожу в гости к своей сестре, играю с ее детьми (их у нее уже двое). Когда я вижу, как много она отдает детям, как волнуется и заботится о них, я понимаю, что. наверное, я бы так не смогла. Не смогла бы столько дать своей дочери. Но ведь она уже жила, росла — во мне! А теперь ее нет. И никогда не будет. Когда-нибудь я выйду замуж, у меня будут дети, и тогда я буду отдавать им все, что смогу. Может, тогда эта боль уйдет? И моя нерожденная девочка простит меня?