Печать
Просмотров: 486

415Давайте задумаемся над тем, что такое праведность. Возможной, кому-то из вас само это слово покажется старомодным и потому не слишком понятным. А с другой стороны, разные люди, очевидно, вкладывают разный смысл в это понятие. Для кого-то пра­ведность определяется прежде всего мировоз­зрением, системой убеждений человека. Так, на протяжении многих веков истории люди, придерживающиеся тех или иных религиозных воззрений, часто считали, что лишь предста­вителей их религии можно считать праведными, в то время как все остальное человечество пребывает в заблуждении, во мраке невежества и греха.

То же самое порой происходило (и продолжает происходить) в отношении той или иной идеологии, принадлежности какой-то нации, классу или партии. В этом случае люди приходят к убеждению, что человека следует оценивать в соответствии с его при­надлежностью к правящей партии или соци­альной группе. В соответствии с этим всех людей делят как бы на несколько категорий, к каждой из которых применяются свои крите­рии, позволяющие во многих случаях обра­щаться с людьми, как с животными и даже  хуже. К сожалению, в истории практически любой страны.

Притча о добром самарянине.Лука, 10:30-37

И вот, один законник встал и, искушая Его ( Иисуса ), сказал: Учитель, что мне делать, чтобы наследовать жизнь вечную? Он же ска­зал ему: в законе что написано? как читаешь? Он сказал в ответ: возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душею твоею, и всею крепостию твоею, и всем разумением тво­им, и ближнего твоего, как самого себя. Иисус сказал ему: правильно ты отмечал; так поступай, и будешь жить. Но он, желая оправдать себя, сказал Иисусу: а кто мой ближний? На это сказал Иисус: некоторый че­ловек шел из Иерусалима в Иерихон и попался разбойникам, которые сняли с него одежду, из­ранили его и ушли, оставив его едва живым. Позже священник шел той дорогою и, увидев его, прошел мимо. Также и левит, был на том месте, подошел, посмот­рел и прошел ми­мо. Самарянин же некто, проезжая нашёл на него и, увидев его, сжа­лился и, подойдя, перевязал ему ра­ны, возливая масло и вино; и, посадив его на своего осла, привез его в гос­тиницу и позабо­тился о нем; а на другой день, отъез­жая, вынул два динария, дал содержателю гос­тиницы и сказал ему: позаботься о нем; и если издержишь что более, я, когда возвращусь, от­дам тебе. Кто из этих троих, думаешь ты, был ближ­ний попавшемуся разбойникам? Он сказал: оказавший ему милость. Тогда Иисус сказал ему: иди, и ты поступай так же ".

Но тогда каковы же критерии истинной праведности? Притча о добром самарянине помогает нам понять, что независимо от того, к какой национальности или религии ты при­надлежишь, чтобы "унаследовать жизнь веч­ную", то есть даже в глазах высшего бесприс­трастного суда оказаться праведным, необхо­димо быть нравственным и любящим челове­ком в своих поступках, в отношении к людям — любым людям, а не только тем, кто тебе близок или симпатичен. Наверное, первый шаг на этом пути — формирование более зрелого, нравственного мировоззрения. Однако останавливаться лишь на этом бессмысленно, ведь даже самые замечательные убеждения теряют свою цен­ность, если мы не воплощаем их в своей жиз­ни. Не случайно говорят, что вера без дел мертва. Убеждения должны проявлять себя в наших словах и поступках, а на еще более глу­боком уровне — определять наши побуждения и сам образ мыслей. При этом очень важно отдавать себе отчет в том, насколько наши убеждения универ­сальны, не получается ли так, что мы — сознательно или неосознанно — используем как бы двойной стандарт нравственности, оценивая окружающих людей. Одни критерии мы используем по отношению к узкому кругу близких людей (принадлежащих к той же на­циональности, возрасту, дворовой компании и т.п.), а другие — по отношению ко всему остальному человечеству (которое, впрочем, также может делиться на несколько катего­рий). При этом мы порой руководствуемся примерно следующей логикой: человек похож на меня, значит, он — хороший; если он со­вершил какой-то злой поступок, то это — про­сто случайная ошибка, которую можно понять и простить. Но если тот же самый поступок совершил "чужой", то тем самым он только лишний раз подтвердил присущее ему злое  начало. Порой один и тот же добрый посту­пок, совершенный двумя разными людьми, может оцениваться нами в одном случае — как проявление любви и сострадания, а в дру­гом — как хитрое лицемерие. 

Притча

В незапамятные времена в одной дальней стране жил мудрец. Он обладал многими та­лантами, и жители той страны были увере­ны, что нет на земле человека величественнее его. (Впрочем, обитатели этого государства вообще считали, что их небеса — самые голу­бые, народ — самый счастливый, а правитель — самый мудрый и справедливый. А все, что происходило во внешнем мире, по их мнению, было лишь проявлением зла и невежества.) И вот правитель страны решил собрать в своем дворце величайших мудрецов мира и провести среди них соревнование, чтобы выяснить, кто же из них самый-самый. Долго длились состя­зания. Мудрецы излагали свои взгляды на уст­ройство мира, исцеляли больших, отвечали на каверзные вопросы. Наконец наступил послед­ний день. Правитель решил, что тот, кому удастся пройти по воде, как посуху, будет признан самым великим. Рано утром на мор­ском побережье собралась толпа народа. Пра­витель махнул рукой, и по этому знаку шесть претендентов ступили в воду. Двое — люби­мый всем народом мудрец и один из кудесни­ков, приехавший из дальней страны, — на глазах у изумленных зрителей плавно заскользили над водой. На другой день все газеты страны пестрели отчетами о происшедшем. Заголовки гласили: "Наш досточтимый Учитель  прошел по глади морской глади посуху, а его ничтожный соперник лишь доказал, что даже не умеет плавать."

Притча

В незапамятные времена в одной дальней стране жил мудрец. Он обладал многими та­лантами, и жители той страны были увере­ны, что нет на земле человека величественнее его. (Впрочем, обитатели этого государства вообще считали, что их небеса — самые голу­бые, народ — самый счастливый, а правитель — самый мудрый и справедливый. А все, что происходило во внешнем мире, по их мнению, было лишь проявлением зла и невежества.) И вот правитель страны решил собрать в своем дворце величайших мудрецов мира и провести среди них соревнование, чтобы выяснить, кто же из них самый-самый. Долго длились состя­зания. Мудрецы излагали свои взгляды на уст­ройство мира, исцеляли больших, отвечали на каверзные вопросы. Наконец наступил послед­ний день. Правитель решил, что тот, кому удастся пройти по воде, как посуху, будет признан самым великим. Рано утром на мор­ском побережье собралась толпа народа. Пра­витель махнул рукой, и по этому знаку шесть претендентов ступили в воду. Двое — люби­мый всем народом мудрец и один из кудесни­ков, приехавший из дальней страны, — на глазах у изумленных зрителей плавно заскользили над водой. На другой день все газеты страны пестрели отчетами о происшедшем. Заголовки гласили: "Наш досточтимый Учитель  прошел по глади морской глади посуху, а его ничтожный соперник лишь доказал, что даже не умеет плавать."

Другая ошибка, которая подстерегает каж­дого из нас, заключается в том, что порой мы склонны судить окружающих нас людей, основываясь на том, как они относятся к нам. И тогда получается, что если в силу каких-то причин у нас не сложились отношения с кем-то из одноклассников, то мы начинаем ис­пытывать неприязнь к этому человеку, нам кажется, что он груб, эгоистичен, неряшлив, слишком вызывающе одевается... В общем, мы начинаем видеть в нем только плохое, хотя на самом деле проблема может заключаться в нас самих, а вовсе не в этом человеке.

Эгоист Витька

"У нас в классе учится парень. Я всегда счи­тал его занудой и. выскочкой. Вечно он выпендривается перед девчонками, а как меня уви­дит, так и норовит выставить на посмеши­ще — то затеет какой-нибудь "умный" раз­говор, чтобы вес убедились, какой он. взрослый и начитанный, а я — просто невежда; то как бы невзначай на литературе во время обсуж­дения кого-нибудь из литературных персона­жей влезет с такими комментариями, что всем становится ясно, что единственное, чего он добивался, — это высмеять меня. В общем, натуральный жлоб. Я пытался не обращать на него внимания, но в душе всегда считал его законченным эгоистом и, как вы понимаете, особой симпатии к нему не питал. И тут как-то на днях совершенно случайно я узнал, что, оказывается, вот уже второй год Витя дважды в неделю ходит к учительнице, кото­рая учила нас в младших классах. И никто — никто! — об этом не знает. Мария Петровна как только нас выпустила, ушла на пенсию, а два года назад сломала ногу и теперь почти не может ходить. К тому же живет она совер­шенно одна. Так вот, этот Витька уже столь­ко бремени в одиночку таскает ей продукты, ходит с ней гулять.  Вначале это просто не укладывалось в моей голове. Я вдруг увидел в Витьке двух со­вершенно разных людей. Какой же он на самом деле? Что скрывать, меня бы не хватило на то, чтобы больше года ходить помогать учительнице. Почему же я всегда воспринимал его только как выскочку и эгоиста? Может, я тоже в чем-то был не прав? Раньше я старал­ся не думать о том, что в классе Витьку поче­му-то многие любит, но вдруг они видят в нем что-то, чего я до сих пор не замечал?"

Наверное, у многих из нас в жизни возни­кали такого рода ситуации, когда человек, к которому мы всегда относились определен­ным образом, вдруг представал перед нами в совершенно ином свете. Такие случаи помо­гают нам задуматься над более универсальны­ми критериями, определяющими праведность. Ведь в конце концов дело не в том, насколько хорошо или, наоборот, плохо тот или иной человек относится ко мне, а в том, как он  проявляет себя во всем многообразии отно­шений, насколько он искренен, бескорыстен, самоотвержен в своих поступках, насколько они направлены на благо других людей. Если уже сейчас, создавая свои отношения с людьми — приятелями, одноклассниками, вы сможете руководствоваться такими универсальными критериями, то вам удастся избежать многих проблем во взрослой жизни. Ведь многие конфликты, вплоть до мировых войн, начина­лись просто с того, что у определенной группы людей были искаженные представления о других людях, из которых создавался образ врага или низшей расы. Наверное, всем нам хотелось бы избежать подобных проблем, не так ли?